Новости Политика Справедливая Россия

Депутаты фракции «СР» о предельном уровне расходов гражданин на оплату жизненно необходимых и важнейших лекарств

Депутаты фракции "СР" о предельном уровне расходов гражданин на оплату жизненно необходимых и важнейших лекарств

20 января Государственная Дума отклонила проект федерального закона № 804444-7 «О внесении изменения в Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в части установления предельного уровня допустимых расходов гражданина на оплату жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств». По законопроекту выступили Олег Нилов и Валерий Гартунг, вопросы задали Игорь Моляков, Валерий Гартунг и Николай Рыжак.

Олег Нилов:

– Уважаемый Иван Иванович (Мельников, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.), уважаемые коллеги!

Прошлый год потряс многих из нас, всю Россию, весь мир кошмарной пандемией, произошла переоценка ценностей, в этом я уверен.

И как раз в то же самое время, когда мы вносили и вносим, и сейчас дорабатываем законы, которые конкретизируют нашу Конституцию, мы не можем не обратить внимания на главные выводы, а выводы касаются самого ценного в жизни каждого – здоровья и значимости тех людей, которые обеспечивают его сбережение. Главные люди – не депутаты, чиновники, министры, банкиры, топ-менеджеры, а врачи, фармацевты, наши учёные. А самая незащищенная категория – многомиллионная категория наших буквально нищих и бедных пенсионеров и трудящихся, их десятки миллионов.

И что мы видим, уважаемые коллеги? Статья 41 Конституции гарантирует каждому право на охрану здоровья, медицинскую помощь. Причем, эта медицинская помощь в госучреждениях и учреждениях здравоохранения оказывается бесплатно. А вот когда дело касается продолжения лечения по выходу из госучреждения, я уж не говорю про то, что, находясь в государственных учреждениях здравоохранения, сплошь и рядом приходится покупать лекарства, препараты, оборудование, которых почему-то не оказывается.

В Конституции статья есть – лекарств нет. А когда врач выписывает домой, он в обязательном порядке больному, причем опасными, хроническими заболеваниями, в обязательном порядке при выписке выписывает рецепт и четко говорит, что если не принимать вот эти жизненно важные лекарства, то, скорее всего, наступят печальные последствия. Вы опять, а) либо вернетесь в наше медицинское учреждение, б) либо вообще не сумеете вернуться и получить помощь. Это происходит сплошь и рядом.

Ладно бы это касалось людей обеспеченных, с большими доходами, у которых есть возможность потратить и несколько тысяч, и несколько десятков тысяч на эти жизненно важные лекарства. Я сейчас говорю о категории граждан, которые получают вот этот пресловутый МРОТ, ни дна ему, ни покрышки!

Значит, пенсия 12-13 тыс. Вот как на эти деньги жить при таких ценах в наших аптеках – это отдельный вопрос, вы тоже прекрасно знаете, какой там уровень цен, как обеспечивать сохранение и сбережение жизни, причем для людей пожилого возраста, с хроническими заболеваниями и вот с этим рецептом врача: не будете принимать вот эти многотысячные по цене препараты, значит, наступит печальный итог?

И я задаю вопрос, уважаемые коллеги, гарантия конституционная должна действовать? Отвечаю: должна действовать. Где законы, которые подтверждают эту самую бесплатность для людей? Этих законов нет.

Да, мы напланировали огромное количество законопроектов в поддержку тех тезисов, которые были озвучены. Вот ещё один законопроект, он внесён в 2019 году, уважаемые коллеги, нашей фракцией, и говорит о том, что хотя бы для категории малообеспеченных граждан давайте установим предельную планку траты на жизненно важные лекарства. Мы предлагаем 10%. Не нравится вам, Правительству не нравится, потому что денег, как всегда, нет. Предложите другой процент. У нас есть практика предельно допустимых расходов на ЖКХ – 22%. Предлагайте какой-то процент. Но не предлагать этого процента нельзя, ещё раз говорю, при таких пенсиях и зарплатах, когда нужно потратить хотя бы половину денег на продукты, на ЖКХ надо потратить вот эти вот 20% или там 15%, а ещё нужны товары первой необходимости, а ещё, конечно, хотелось бы хоть какой-то радости, хоть какой-то культуры, про которую мы тут только что так замечательно говорили, музыки, театра.

Где остаются деньги на жизненно важные лекарства? Поэтому я считаю, что начинать нужно с гарантии.

Да, нет денег. Мы привыкли слушать эту мантру. Значит, отвечаем на неё: избирайте Министром финансов Валерия Гартунга, он вам два бюджета принесёт сразу же, хватит не только на этот закон, на другие законы хватит. Миллион раз говорили с этой трибуны: 223-й закон – два бюджета, полтора бюджета, вот так, как хотят там топ-менеджеры распределяют без конкурсных процедур. Повысьте, давайте, ещё на 5-10% НДФЛ для миллиардеров, и вот вам денежки для решения этого вопроса.

Ну даже если не находится этих денег, давайте посмотрим, а что делается для того, чтобы цены-то снизились в наших аптеках? ФАС, она только констатирует факты. Она выявила, что Россия имеет самые высокие цены на десять популярнейших рецептурных препаратов, таких как квинакс, детролекс, донормил, мовалис, нимесил. Огромное количество справок ФАС выдает. Максимальные цены по сравнению даже с Европой, уважаемые коллеги. Я уж не говорю про онкологические заболевания. Там цифры не тысячные, не десятки тысяч. Там сотни тысяч рублей нужно сегодня заплатить за уколы, за инъекции, за процедуры. И как не защитить этих людей?

Поэтому, уважаемые коллеги, предлагаю принять закон в первом чтении и решить вопрос, откуда взять деньги ко второму чтению. Мы предложения свои сделаем. И как зафиксировать предельные цены в аптеках.

Спасибо.

Вопрос Игоря Молякова:

– Уважаемый Александр Петрович (Петров, член Комитета по охране здоровья – Прим. ред.), я напомню, что «СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ» много лет, это фракция, которая вносит альтернативный бюджет. Там ответы на ваши вопросы есть. Если вы не читали, то найдите свободное время и почитайте данный документ.

И если мы установили, что расход на услуги ЖКХ – 22%, и это не меняет всей системы ЖКХ, то на каком основании вы утверждаете, что если мы установим планку в 10% для здравоохранения, это потребует сложнейшей работы по изменению всей системы здравоохранения? На каком основании? Что об этом говорит? И что мешает провести всей Государственной Думе тщательнейшую работу по данной сложнейшей проблеме, которая заботит сейчас практически треть нашего населения, которая признается нищей?

Александр Петров:

– Я не вижу взаимосвязи 22% ЖКХ и лекарств, я тут не совсем вижу логику. Но, прежде всего, я хочу сказать, что тот бюджет, который мы приняли и за который проголосовали, он абсолютно взвешен, он обсужден в экспертном поле, он прошел глубокое и большое общественное обсуждение в субъектах Российской Федерации, он поддержан единогласно партией «Единая Россия» и практически большинством нашего гражданского общества. Вот это как раз является основой для нашей депутатской работы – сбалансированность и согласованность.

В данном случае вы не внесли его никуда, он не обсуждался на Комитете по финансам, он не обсуждался с общественностью и с экспертами, и вы считаете, что можно вот так просто решить лекарственную проблему.

Спасибо.

Вопрос Валерия Гартунга:

– Уважаемый Александр Петрович! Поясните, пожалуйста, свое заявление о том, что нужно вводить ограничения на применение этой субсидии по оплате расходов на лечение, иначе это может привести к тому, что субсидии будут богатые граждане получать.

Правильно ли я понял, что вы допускаете, что, например, миллиардер может потратить больше 10% своего состояния на свое лечение и тогда он будет претендовать на субсидию, то есть на 100 миллионов, что ли, долларов? Я не понял, вы поясните, что вы имели в виду. Спасибо.

Александр Петров:

– Уважаемые коллеги! Расходы на лечение и расходы на лекарственное обеспечение, во-первых, – это разные правовые понятия. Дальше. Если уж вы спрашиваете про расходы на лечение, я еще раз говорю не о миллиардерах, а о том, что вы не обозначили рамки вообще и разрешили всем слоям населения воспользоваться вашим законопроектом, если он будет принят. Рамки бы вы установили, было бы понятно.

Вопрос Николая Рыжака:

– Александр Петрович, вот я слушаю вас, вы же умный и утончённый человек, и, видимо, зря вы употребляете такую терминологию как популистский закон. Это закон, это труд людей, которые тоже думали, думали о людях, думали о том гражданском обществе, о котором вы говорите, что оно единогласно поддерживает принятие таких законов, которые вы сейчас отстаиваете.

Мне хочется сказать: если вы уловили, что две оппозиционные партии выступили с такими законами, видимо, это предмет нашей общей заботы. Почему бы нам не обсудить? Мы же чувствуем, как нарастает напряжение в обществе. Мы же должны постоянно чувствовать, что нельзя, чтобы эти всплески напряжения переросли в общенародное выступление. Ведь если есть такая потребность, почему бы нам не обсудить? И нашлись бы деньги, нашлись бы пути решения. Тем более что вы представляете систему.

 

Александр Петров:

– Уважаемый Николай Иванович, с глубоким уважением я хочу сказать, что я, имея моральное право называть те законопроекты, которые невозможно реализовать по объективным причинам, независимо, кто эти люди – гении, не гении, исходя из той финансовой основы, которая есть у нас в кармане, которую мы реализуем, исходя из того вот мешочка денег – так называемый бюджет Российской Федерации, я поэтому называю, исходя из своего воспитания, его популистским, чтобы люди это понимали. Я должен избирателям объяснять, почему этот законопроект нельзя реализовать. Думаете, мы не хотим помочь этим людям, что ли?

Более того, я хочу пригласить вашу фракцию и представителей вашей фракции на рабочее совещание, которое я провожу по вопросам лекарственного обеспечения примерно раз в три недели, в том числе и вот по таким вопросам механизмов лекарственного обеспечения.

Более того, в 2020 году каждый работающий, чтобы запустить новую финансовую систему, мы договорились, до 15,6 тыс. руб. каждый работающий может вернуть себе деньги за купленные лекарства в аптеке по рецепту. Кто из вас воспользовался и помог запустить эту систему? Кто из вас пропагандировал, что, уважаемые граждане, за счёт НДФЛ можно вернуть 15,6 за купленные лекарства, начиная с 2020 года, чтобы запустить механизм на 70 млн человек? Думаете, мы об этом не думаем, что ли? Извините, приходите, пожалуйста.

Валерий Гартунг:

– Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемый Александр Дмитриевич (Жуков, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.)!

Ну чего только не услышишь с этой трибуны. Оказывается, мы тут пытаемся создать какой-то новый механизм, который невозможно реализовать – механизм по поддержке граждан, которые тратят сегодня на спасение своей жизни за свой счёт, хотя по Конституции это должно делать государство.

Давайте по порядку – о невозможности этого. Ну, во-первых, механизм, который предлагается этим законом, он отработан на субсидировании расходов граждан, домохозяйств, на оплату услуг ЖКХ. Абсолютно тот же самый механизм.

То есть, почему в одном случае домохозяйства, а в другом случае гражданин? Потому что в одном случае домохозяйства платят расходы на оплату услуг ЖКХ, тратят, несут расходы, а в другом случае лично гражданин болеет и тратит на своё лечение и на лекарственное обеспечение. В этом разница только. Во всём остальном всё одинаково.

Если гражданин тратит на своё лечение больше 10% своего дохода, независимо, подчёркиваем, от дохода, то, соответственно, всё, что сверх он потратил, ему должно субсидировать государство. Что тут непонятного? Зачем вводить какие-то рамки, ограничения? Для одних граждан это будет действовать, для других не будет. Это что? У нас Конституция на одних действует, на других нет что ли? Я не понимаю представителя комитета, который от нас требует, чтобы мы ввели ограничение на применение этой нормы в нарушение Конституции. Ну, мы уважаем свою Конституцию, поэтому мы считаем, что если норма действует, она для всех граждан должна действовать.

Дальше. Заболевания разные бывают и стоимость лекарств тоже разная. Кому-то на цитрамон не хватает, а кому-то на дорогостоящее лекарство не хватает. Это разные вещи. И, соответственно, и доходы могут быть разные. Если у человека большие доходы, и он тратит немного денег на лекарства, у него не возникает права на получение субсидии. Неужели это непонятно? Поэтому на людей с высокими доходами с малой долей вероятности эта норма будет распространяться по факту, потому что ну просто столько денег они не потратят на приобретение лекарств, а для малоимущих это будет очень нужная норма.

Следующее. Есть ли деньги в бюджете? За неделю до нового года Правительство не потратило четыре триллиона рублей. С этой трибуны представитель комитета сказал, что всего нужно 700 млрд. Это в шесть раз меньше, чем денег осталось на конец года у Правительства. Вот вам и ответ на этот вопрос. Поэтому мы и написали в своем заключении, написали, что не нужны деньги, потому что они есть в стране.

Олег Нилов:

– Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Впервые я по такому важнейшему вопросу вижу такую неубедительную, неаргументированную, такую плохую игру, и вообще лучше бы молчали, уважаемые коллеги из партии власти. Хорошо вот Правительство молчит, и, видите, меньше к нему претензий.

О чём вы говорите? Сегодня много раз вам уже напоминали, в первом чтении обсуждается концепция, идея. Не требуйте с нас в первом чтении абсолютно выверенного до тонкостей и юридико-технические все детали прописанные, для этого есть второе и третье чтения. Вы на себя посмотрите, когда вы в три дня принимаете законопроекты, где нет ничего, просто желание вот так вот принять: давайте, сегодня, завтра поправки, послезавтра третье чтение. Зеркало вам здесь поставить, когда вы так делаете, абсолютно без всяких финансово-экономических подтверждений.

А здесь о людях, о своих близких людях, о своих избирателях вам предлагают подумать, согласиться с идеей, оставить какую-то планку – не нравится 10%, 20, 30, 50 поставьте, но должен же быть предел расходов для жизненно важных лекарств, без которых человек умирает.

А как вы будете выполнять? Вы называете это популизмом. Как не стыдно вам это так называть, Александр Петрович! Тогда, получается, и Конституция популистская? Заявите об этом. Это же я вследствие конституционных статей предлагаю сделать, в развитие, как мы сейчас делаем, отдельные статьи отдельными законами прописываем.

Популистский! А что здесь плохого? Популизм – это такой обидный, вами придуманный какой-то ярлык. Он означает то, что этого требует народ, в интересах народа закон, а вы его считаете каким-то там с отрицательным характером. Ничего подобного!

Денег у вас нет, да? Но это мы всегда прекрасно слышим. В этом году Фонд национального благосостояния увеличился на сколько? На 70%. Коронакризисный, кризисный год, а кубышка растет, раздувается. Почему? Да потому что вы придумали с вашим Комитетом финансовым бюджетные правила: значит, 40 долларов нефть, всё остальное – в кубышку. Отменяйте это правило к чертовой матери и людям на лекарства эти деньги направьте, а не в кубышку, вот и деньги у вас будут.

Но дальше я не досказал. Мафия фармацевтическая собирает последние копейки с людей, а вы глаза закрыли и опять вы ничего не можете сделать. Понижайте цены на препараты. Почему в Европе эти же самые препараты стоят в разы дешевле, чем в России?

Потому что мафия спокойно работает, всё схвачено, всё заплачено, и никаких вопросов нет. Развивайте свою фармацевтическую промышленность, делайте копеечными эти лекарства, тогда не надо будет вообще никаких денег. Конечно, как это когда-то было.

Но вот занимать такую позицию страусиную, да ещё в это ответственное время, когда народ гибнет тысячами, да, последствия от коронавируса, хронические заболевания ещё увидим, какие будут.

А как вы собираетесь выполнять Послание Президента? Как вы собираетесь до 80 лет довести в ближайшее время жизнь среднего россиянина без лекарств, без поддержки? Позор вам, уважаемые коллеги. Лучше молчите, не голосуйте по принципу: не вижу, не слышу, ничего не хочу.

Источник: Справедливая Россия

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.