Коммунистическая партия Политика

Олег Хоржан жив, а значит — продолжает борьбу

– Как мы знаем, находящийся в тюрьме лидер приднестровской оппозиции Олег Хоржан объявлял голодовку, и долгое время не было о нем никакой информации. Есть ли сегодня связь с политзаключенным №1 Приднестровья? Что известно о нем, о состоянии его здоровья, о состоянии духа?   

– Да, информация сейчас уже есть. Свидания осужденным запрещены в связи с карантином, но в качестве альтернативы предоставляется возможность иногда поговорить с родными и друзьями по телефону. 

Такая возможность появилась и у политзаключенных Олега Хоржана и Сергея Мировича. С их слов нам кое-что известно… хотя, наверное, не все, — ведь телефонные разговоры неизбежно прослушиваются.

Кроме того, мы общаемся с родными Олега Олеговича, а также с медработниками, которые все это время находились рядом с лидером приднестровской оппозиции. 

— Как чувствует себя Хоржан после длительной голодовки? 

— Был момент, когда мы серьезно опасались за его жизнь. А сейчас он уже чувствует себя более-менее… В общем, лучше, но нельзя сказать, чтобы хорошо. Конечно, голодовка в течение такого длительного срока не могла не сказаться на его здоровье. Олег Олегович был очень истощен, потерял за это время около тридцати килограммов (а с момента ареста – более 50). 

В последние дни голодовки его состояние было очень тяжелым. В результате у него диагностировали целый ряд серьезных заболеваний, таких как инфаркт, дистрофия всех внутренних органов, отмирание нервных окончаний, гипертензия… Сейчас врачи постепенно выводят его из этого состояния. Остается только надеяться, что со временем его организм восстановится. 

В морально-психологическом отношении Олег Хоржан очень сильный человек — как был, так и остался. И теперь в этом убедились даже те, кто не разделял его политических взглядов. 

— Долго ли продолжалась голодовка?

– Сорок девять дней. Да, почти два месяца… 

— А имела ли смысл эта акция? Не лучше ли было бы поберечь здоровье для будущего? 

— Хорошо, что Вы задали этот вопрос. Результаты, безусловно, есть. 

Во-первых, Олег Хоржан еще раз продемонстрировал руководству республики, руководству фирмы, что есть в Приднестровье люди, которые никогда не встанут перед ними на колени, которых невозможно сломать.

Во-вторых, он не просто проявил силу духа и свое личное мужество: все могли убедиться, что в своей борьбе он не одинок, что приднестровская оппозиция – это не пустой звук, это надежная команда, которая никогда не бросит в беде товарища. И во имя будущего республики любой из этой команды готов пожертвовать свободой, здоровьем и даже жизнью. 

В третьих, голодовка с первого дня подняла на новый уровень проблему политзаключенных Приднестровья. К данному вопросу было привлечено внимание серьезных международных структур. Причем, на достаточно высоком уровне. Это ощутили на себе власти Приднестровья.
Кроме того, есть и другие результаты, о которых мы пока говорить не можем. 

– Нарушаются ли сейчас права политзаключенного Хоржана О.О. в местах лишения свободы? 

— В настоящее время, как сообщил нам Олег Хоржан, нарушений его прав нет. Но это пока. Что будет дальше, мы не знаем.

Но главное — в действиях Олега Олеговича вообще нет состава преступления. Международно-признанный суд объявил его полностью невиновным, а его содержание в тюрьме – незаконным. И, тем не менее, Хоржан продолжает сидеть за решеткой. Наша основная задача – добиться его освобождения.  

– Вы упомянули, что был большой общественный резонанс за пределами республики… Можно подробнее о реакции за рубежом? 

– Как я уже говорила, о том, что лидер приднестровской оппозиции, находясь в тюрьме, объявил голодовку, стало известно далеко за пределами Приднестровья. Об этом много писали средства массовой информации, об этом говорили на самом высоком уровне. На ситуацию пытались повлиять многие зарубежные политические деятели и правозащитные организации.

Спасибо всем политикам, гражданским активистам и простым гражданам, кто поддерживал Олега Хоржана и помогал в это тяжелое время.

По нашему мнению, очень большую роль в благополучном разрешении ситуации, в том, что Олег Хоржан жив и сумел защитить свои права, сыграла позиция руководителя фракции КПРФ в Государственной Думе Российской Федерации Г.А. Зюганова. Геннадий Андреевич всегда говорил, что относится к Хоржану, как к сыну, и все это время не прекращал борьбу за освобождение Олега Олеговича, многократно обращался к приднестровским властям с призывом проявить благоразумие, прекратить преследования оппозиции, освободить Хоржана и других политических заключенных. А, узнав о том, что продолжение голодовки грозит Хоржану смертью, он обратился к Олегу Олеговичу лично, как старший товарищ, с просьбой прекратил голодовку. 

Когда Хоржану передали письмо Зюганова, Олег Олегович практически уже умирал, часто терял сознание… Из этого критического состояния врачи его вывели с большим трудом.

– Какая ему оказывалась медицинская помощь?

— Хочу отметить, что за все время пребывания Олега Хоржана в местах лишения свободы он ни разу не отозвался плохо о медработниках. А сталкиваться с ними ему приходилось не раз, так как у Олега Олеговича в тюрьме и раньше случались проблемы со здоровьем. По его словам, в тюремной санчасти «люди делали, что могли». Другое дело, что могли они мало – не та квалификация, не те условия… А когда состояние Олега Олеговича стало критическим, его вывозили под конвоем в Госпиталь инвалидов, находящийся в Тирасполе, там за его жизнь боролись гражданские врачи. 

И я тоже хочу сказать медицинским работникам — спасибо за жизнь нашего товарища!

– Но почему факт нахождения Олега Хоржана в госпитале так старательно скрывали?

– Наверное, для того, чтобы люди не стояли под окнами госпиталя. Должна признать, что такие намерения у людей были. Только, не имея точных сведений, они пришли не к Госпиталю инвалидов, а к Республиканской больнице.       

– А какова судьба обращения руководителей четырех фракций Государственной Думы Российской Федерации с призывом к руководству Приднестровской Молдавской Республики амнистировать и освободить Олега Хоржана? 

– Видимо, приднестровский правящий режим настолько боится Хоржана, что они решили проигнорировать это обращение. Вообще, в последнее время власти Приднестровья оставляют без внимания многое из того, о чем говорит Россия.  

Недавно в ПМР прошла масштабная амнистия, выпускали даже особо опасных преступников, убийц, насильников, грабителей… Но не только Олег Хоржан, — вообще ни один из политических заключенных под эту амнистию не попал. Подчеркиваю — ни один.            

Это доказывает, что уголовников действующая власть считает менее опасными, чем порядочных людей, которые борются за свой народ и свою республику. 

– Поступали ли Олегу Олеговичу в этот сложный период какие-то предложения со стороны руководства ПМР, чтобы он прекратил голодовку на определенных условиях? Попросту говоря, не пытались ли власти как-то «договориться» с политзаключенным, чтобы замять скандал?.. 

– Об этом мне ничего не известно. Однако я думаю, что руководство республики должно сделать для себя соответствующие выводы: ни сломать, ни подкупить, ни «договориться» с таким человеком, как Хоржан, не получится.

– А лично Вам не поступало предложений свернуть политическую деятельность или хотя бы снизить свою активность в обмен на прекращение уголовных дел в отношении Вас? 

— Нет. Мои оппоненты прекрасно знают, кто я. Правящая верхушка нашей республики – в основном, выходцы из МВД. Ну, и я тоже. Когда работала в органах, были иной раз и угрозы, и банальные попытки подкупа, и даже предложения обеспечить мне карьерный рост – в обмен на совершение каких-то недостойных действий… Но я на подобные предложения просто не реагирую. Всем это известно. 

В данный момент в отношении меня возбуждено два уголовных дела, отобраны две подписки о невыезде… Однако обвинение пока не предъявлялось. Думаю, следователи просто затрудняются сформулировать обвинение, — ведь на самом деле я не совершила ничего криминального.  

— Как Олег Олегович будет дальше отстаивать свои права? Или, быть может, он хочет взять паузу, — ведь на его долю и так выпало много тяжких испытаний?  

— Олег Хоржан жив – значит, несмотря ни на что, будет продолжать борьбу. Не только за свои права, а за права всех простых людей, за правду и справедливость, за республику. 

Все Приднестровье знает, что, если бы у Олега Олеговича была сегодня возможность участвовать в парламентских выборах, назначенных на 29 ноября, он бы со своей командой эти выборы выиграл и получил мандат доверия избирателей. Однако, к большому сожалению, в выборах не сможет участвовать не только Олег Хоржан. Многие из тех, кто мог бы составить серьезную конкуренцию кандидатам от «партии власти», сегодня томятся за решеткой. Другие – вынужденно покинули республику. Избирательные участки были старательно «зачищены» от представителей оппозиции. 

— Каково отношение самого лидера оппозиции к предстоящим выборам в Верховный Совет ПМР? 

– Коротко: безальтернативные выборы – это не выборы, а назначение депутатов. Таково мнение Олега Хоржана, и это мнение разделяют сегодня многие граждане Приднестровской Молдавской Республики.  

Участвовать в таких выборах и, тем более, признавать их – нельзя.
 

Источник: Коммунистическая партия

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.