Общественная палата Общество

Удовлетворенность россиян нацпроектами измерят соцопросами

Интервью NEWS.ru заместителя секретаря ОП РФ Александра Галушки в преддверии форума «Сообщество»

Удовлетворенность россиян нацпроектами измерят соцопросами

За реализацией каких нацпроектов наиболее пристально следят россияне, зачем создавать народную систему экологического мониторинга и какие нацпроекты наиболее сложно даются регионам. Об этом и многом другом NEWS.ru в преддверии форума «Сообщество» рассказал заместитель секретаря Общественной палаты России и председатель Координационного совета по нацпроектам и народосбережению Александр Галушка.

— Александр Сергеевич, президент много раз повторял в своих выступлениях, что люди должны чувствовать изменения в стране с начала реализации нацпроектов, то есть с 18-го года. Россияне вообще знают, что такое нацпроекты и какие цели в них поставлены?

— Да, знают. И, как показывают регулярные встречи с людьми и социологические опросы, выстраивается очень понятная система приоритетов. Для россиян на первом месте — демография, сохранение населения, рост благополучия. Логика понятна: если нас становится больше — мы становимся благополучнее, страна развивается. И соответствующий национальный проект стоит в восприятии людей на первом месте.

Значительный интерес к таким проектам, как развитие здравоохранения, образования, повышение производительности труда и новая занятость людей, развитие инфраструктуры (строительство и ремонт дорог), комфортная городская среда. Это все волнует людей.

В ходе общения с людьми и в рамках опросов, которые проводятся различными социологическими центрами, Общественной палатой, мы понимаем, что граждане ожидают от нацпроектов. Ожидают очень понятных каждому человеку вещей. Если мы говорим о здравоохранении — чтобы оно было качественным и доступным. Если мы говорим об образовании — чтобы оно действительно было подлинным социальным лифтом.

И человек, который в нашу систему попадает, мог получить хорошее образование. Найти себя, найти работу. Чтобы она обеспечивала занятость, коррелировала с потребностями развития экономики. Если мы говорим про национальный проект повышения производительности труда — это хорошая работа с хорошей заработной платой. И национальные проекты действительно связывают общество и государство. Общество — как получатель результатов, как бенефициар, государство — как производитель тех общественно значимых, полезных результатов, которые в рамках государственной деятельности должны быть сформированы для людей.

— Уже есть какие-то результаты за два года? Понятно, что пандемия сбила многие планы, но можно ли сказать, что уже есть конкретные изменения, которые ощущают люди?

— Да, конечно, истории успеха есть в рамках каждого национального проекта. Но вы правильно отметили, с одной стороны, пандемия сбила ритмичную работу и заставила провести реорганизацию. А с другой стороны, конечно, есть и недоработки органов власти, федеральных органов власти, которые ответственны за тот или иной национальный проект. Например, утверждена коммуникационная стратегия в рамках национального проекта «Экология», которая нужна для объяснения людям, что мы делаем. Но, по оценке наших коллег из АНО «Национальные приоритеты», она до сих пор не реализуется. В то же время социологический опрос показывает, что удовлетворенность людей этим национальным проектом — одна из самых низких. Всего 16% граждан России оценивают его как удовлетворительный. И надо объяснять людям, как можно воспользоваться возможностями национальных проектов. Лучше всего объяснять на конкретных примерах. И очень отрадно, что сейчас эта работа системно выстраивается. Потому что на старте нацпроектов ее не было.

— Какие нацпроекты даются наиболее сложно, наиболее болезненно регионам?

— Мы видим, что все-таки наиболее сложно даются нацпроекты, которые связаны не с тем, как потратить деньги, а с тем, как заработать. Мы только что рассматривали национальный проект «Повышение производительности труда и содействие занятости». И отметили, что в нем есть важная часть, связанная с внедрением культуры бережливого производства, но этого недостаточно. И в ходе нашего обсуждения стало ясно, что есть как минимум еще три ключевые области решений, которых сегодня нет в национальном проекте. А именно привлечение инвестиций, которое ведет к росту производительности труда. Потому что в результате инвестиций мы получаем новые предприятия, заводы, рабочие места с хорошей производительностью и зарплатой. Если это влияет на производительность напрямую, то это должно быть предметом национального проекта. Второе — это технологическое развитие, технологические усилия и политика государства. Когда осмысленные целенаправленные действия со стороны государства приводят к внедрению новых технологий, на основе этих новых технологий увеличивается и производительность труда, качество занятости у людей и заработная плата. Это область решений, а её нет. И наше предложение — как можно скорее ее проработать. Причем с очень конкретными вопросами. Должны быть решены вопросы стимулирования НИОКРов (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. — NEWS.ru.), стимулирования со стороны государства инвестиций бизнеса в НИОКРы, вопросы повышения квалификации людей. Когда технологии меняются, им нужно переучиться оперативно и должным образом.

Вопросы создания государственной технологической лизинговой компании, которая на условиях льготного лизинга может предоставлять доступ к этой новейшей технике и к этим новейшим технологиям. Третий дополнительный блок решений — это адресные программы повышения производительности труда в конкретных отраслях экономики. В этом и состоит государственная политика, государственная работа.

— Выявила ли недочеты в системе российского здравоохранения пандемия, с которой нам пришлось столкнуться в этом году?

— Мы проводили обсуждение этого национального проекта на площадке ОП, участвовал первый заместитель министра здравоохранения Игорь Каграманян. И очень важно, что были озвучены выводы Минздрава. Конечно, под эпидемию нужно создавать свой контур нашей системы здравоохранения. Потому что это совершенно особый случай. И мы видим, что он не совсем вписывается в «прокрустово ложе» так называемой страховой модели медицины. Значит, ее надо корректировать. И очень важно, что сегодня это уже сформулировано, что это будет реализовано. И используя свой лучший отечественный опыт, который накоплен в нашей истории, нужно менять систему здравоохранения. Как и другие области решения. Например, очень интересный анализ был представлен членом ОП Драпкиной Оксаной Михайловной. Был проведён буквально количественный анализ, что можно делать с позиции сбережения здоровья. И что мы в итоге получим благодаря тому, что люди будут вести здоровый образ жизни, и в связи с этим потребность в каких-то медицинских услугах будет отпадать. И это тоже предложение Общественной палаты — такого рода методики анализа и оценки должны быть включены в систему госуправления.

— Вы ранее выступили с инициативой включить удовлетворенность людей в показатели нацпроектов. Как можно оценить этот показатель?

— Он меряется с помощью опросов граждан. Мы сталкиваемся с теми или иными услугами, которые нам предоставляются в рамках коммерческого сектора. И иногда нам предлагают пройти опрос, довольны мы или недовольны услугами, которые нам оказали. Президент говорит, что граждане России должны ощутить эффект, пользу от национальных проектов. Давайте людей спросим: они ощутили? Как оцениваете свою внутреннюю удовлетворённость экологической обстановкой в вашем городе? Как вы оцениваете качество и доступность здравоохранения в том месте, где вы живете? Это же естественные вещи. Более того, они позволяют вырваться из этой рутины бюрократических процессов и навести управленческую резкость на разные аспекты государственной деятельности. И, по предложению Общественной палаты, это должен быть сквозной показатель практически для всех национальных проектов. Он в некоторых случаях может дополняться. Например, когда мы говорим про систему образования, необходимо оценить, удовлетворены ли работодатели качеством того образования, которое получают люди, приходящие к ним на работу. Это очень важный критерий. Чтобы и соискатели были удовлетворены, и работодатели.

— То есть вы выступаете за максимальное вовлечение людей в мониторинг и контроль?


— Современные технологии дают нам много возможностей. Я напомню, в соответствии с Конституцией Российской Федерации гражданам России гарантируется доступ к достоверной информации по экологической обстановке. Мы рассматриваем проблемы некоторых городов. Выясняется, что есть всего два пункта измерения чистоты воздуха, и те работают до часа ночи. А все загрязнители воздуха работают и после часа ночи, когда выключатся пункты измерения чистоты воздуха. Когда профильным службам задают вопрос: а что же вы до часа ночи только измеряете? — говорят: а у нас денег на большее нет. Что предложила ОП РФ: дать гражданам возможность у себя дома установить индивидуальное средство учёта чистоты воздуха и чистоты воды.

— За чей счет?

— Это человек сам делает для себя. Он становится участником общенародной экологической сети. Так называемого подлинного народного мониторинга экологической обстановки. Никто его не обязывает, но он будет получать данные о том, каким воздухом он дышит, какую воду пьет. А также сможет предоставлять информацию в общую сеть. И в этом случае в городе будет не два измерителя, а десятки, сотни тысяч измерителей. И уже сегодня это пилотный проект, который будет реализовываться в двух-трех регионах. Это еще один инструмент измерения эффективности. С одной стороны, опрашивать людей. А с другой стороны, дать людям возможность мониторить и формировать достоверную оценку положения дел в различных сферах.

— Если, опираясь на результаты соцопросов, брать общую картину по нацпроектам, скорее удовлетворены или нет сейчас россияне?

— У граждан, конечно, большие ожидания от национальных проектов. Пандемия, безусловно, наложила очень мощный отпечаток на образ жизни людей. Серьезный удар был и по людям, и по экономике. Но мы, прежде всего, фиксируем ожидания. И очень важно, чтобы эти ожидания оправдались. Приоритет — не разочаровать граждан.

— Срок исполнения нацпроектов сдвинули с 2024 на 2030 год, как это может сказаться на эффективности их реализации?

— Я в этом вижу очень большой плюс. Такого рода десятилетняя веха для масштабных национальных проектов — это правильный горизонт. А по некоторым нацпроектам, возможно, нужно сдвинуть срок исполнения больше чем на десять лет. А когда мы про демографию говорим, там в принципе надо мыслить полувековыми горизонтами, минимум 20 лет. А то, что у нас горизонт планирования в системе госуправления становится 10-летним, это, конечно, правильное решение.

— Не так давно вы сказали, что на форуме Общественной палаты «Сообщество», который будет проходить в Москве с 2 по 3 ноября, представите предложения по корректировке и контролю нацпроектов. Приоткройте тайну, о чем речь?

— Не так давно сформирован новый состав Общественной палаты, в конце июня. 1 сентября создан Координационный совет по национальным проектам и народосбережению. Два месяца мы уже отработали. За это время мы рассмотрели шесть национальных проектов. Плюс методику оценки народосбережения, как сквозную тему для всех нацпроектов. И напрашиваются общие решения, связанные с тем, что Общественная палата, как ведущий орган гражданского общества, должна быть встроена в систему мониторинга, подлинной оценки, корректировки национальных проектов. Палата должна стать институтом реализации, соисполнителем этих национальных проектов в части общественного мониторинга и контроля.

Ключевые вехи, ключевые результаты, общественно значимые вопросы, которые есть в национальном проекте, они в обязательном порядке должны проходить в формате публичных консультаций и общественных слушаний. Это, в свою очередь, позволит безусловно выполнить то поручение президента, которое дано Общественной палате в июле этого года, — на регулярной основе осуществлять общественный мониторинг.

И мы сегодня находимся в диалоге с правительством. Ожидаем, что правительство в ближайшее время запустит информационную систему мониторинга.

Общественная палата должна быть постоянным соработником, соисполнителем, сореализатором этих национальных проектов — это одно из сквозных предложений, наряду с показателем удовлетворенности.

— Какой нацпроект регионы считают приоритетным?

— Сейчас обстоятельства сложились таким образом, что на первое место вышел национальный проект «Здравоохранение». Объективно, в тех условиях, в которых оказались страна и весь мир, он вышел на первое место. Но вместе с тем все понимают, что нужна надёжная экономическая база, рост доходов, рост заработных плат, новые возможности для трудовой и предпринимательской самореализации. По моему мнению, этот вопрос будет все больше выходить на первое место по мере того, как будет разрешаться ситуация в области здравоохранения, связанная с пандемией.

Источник: Общественная палата

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.