Общественная палата Общество

Малый и средний бизнес: эксперты предлагают скорректировать систему налогообложения

Дискуссия о поддержке малых и средних предприятий в период пандемии

Малый и средний бизнес: эксперты предлагают скорректировать систему налогообложения

В первый день форума «Сообщество» его участники обсудили меры поддержки малого и среднего бизнеса и социальных предпринимателей в период пандемии в рамках тематической дискуссионной сессии.

Предприниматели, представители Общественной палаты и Министерства финансов РФ в ходе беседы о последствиях коронавируса для малого и среднего бизнеса были единодушны в том, что пандемия не только телепортировала российский предпринимательский сектор в новую реальность, но и обнажила ряд недостатков российской системы налогообложения, реальных механизмов получения государственной материальной поддержки и ряда льгот для предпринимателей, в том числе и социального сектора.

«Бизнес неожиданно для себя столкнулся с острой необходимостью выживания в условиях отложенного спроса и падения уровня доходов и вышел из этой ситуации с потерями разной степени», — сказал председатель Комиссии Общественной палаты РФ по развитию экономики и корпоративной социальной ответственности Борис Алешин.

Пандемия поставила многие компании на грань выживания. С февраля текущего года представители крупного и среднего бизнеса как умели адаптировались к новой реальности.

«Мы получили от государства отсрочку по уплате налогов, как и многие наши коллеги, удержали штат и ассортимент, считаю, что кризис пошел нам в целом на пользу. Отрасль активно восстанавливалась летом, в конце августа по выручке мы почти вышли на уровень прошлого года, знаю, что многие коллеги, особенно в Москве, тоже сумели выйти на докризисный уровень», — сказал основатель сети ресторанов быстрого питания «Теремок» Михаил Гончаров.

Основатель сети семейных кафе «Андерсон» Анастасия Татулова обратила внимание на реалии российского налогового законодательства, которые, с одной стороны, позволили многим представителям сферы обслуживания перейти в разряд самозанятых и легализоваться, а с другой стороны, обескровили средний и малый сектор российского бизнеса.

«Многие владельцы парикмахерских или кафе лишились ряда своих штатных сотрудников, которые понимают, что платить четыре процента налога им весьма выгодно, и стали массово уходить в тень и оказывать услуги в частном порядке. Что мы имеем в результате? Увод клиентов у бывшего работодателя сотрудниками, которых он долгие годы растил за свой счет. Считаю, что нужно пересмотреть возможность для представителей некоторых специальностей работать в качестве самозанятых», — заявила Анастасия Татулова.

Средний и малый бизнес оказались наиболее уязвимыми перед лицом пандемии. Предпринимателям надо было удержаться на плаву в условиях отложенного спроса на их продукцию, пытаясь сохранить рабочие места. При этом больше всего пострадали представители среднего бизнеса. Согласно критериям, средним считается предприятие с численностью работников от 100 до 250 человек или от 251 до 1000 человек, если оно входит в утвержденный Минпромторгом перечень предприятий легкой промышленности. Если предприятие имеет больший штат и относится к другой отрасли, его классифицируют как крупный бизнес.

Эксперты подчеркнули, что в налоговом законодательстве действительно есть белые пятна, которые надо восполнить. Речь идет в первую очередь о том, что одни представители среднего бизнеса платят по упрощенной системе налогообложения шесть процентов от общего объема доходов, а другие — намного больше, потому что их штат превышает максимальные 250 человек.

Сейчас, согласно официальным данным, в стране зарегистрировано 17 тысяч предприятий, которые можно отнести к среднему бизнесу, тогда как малых и крупных предприятий в десятки раз больше.

«Со средним бизнесом далеко не все в порядке, кризис это показал, считаю, что нужно пересмотреть параметры налогообложения для малого и среднего предпринимательства, — предложила Анастасия Татулова. — Российская налоговая система не дает развиваться среднему бизнесу. И цифры о количестве средних предприятий не соответствуют действительности, они стали таковыми за счет дробления предприятий крупного бизнеса. Многие предприниматели вынуждены либо открывать новое юрлицо, то есть дробиться, либо выводить людей в тень, что тоже невыгодно для экономики. То, что предприниматели вынуждены открывать новые юридические лица, говорит только о том, что они пытаются снизить налоговую нагрузку».

Еще одна проблема, затронутая в ходе дискуссии, — это получение помощи от государства. Многие предприятия не смогли ее получить из-за того, что их фактический род занятий не совпал с видом деятельности в ОКВЭД.

«Несоответствие деятельности ОКВЭД компании — это самая распространенная причина отказа. В этом году мы проанализировали эту проблему и поняли, что ее надо срочно решать. Мы уже ведем с ФНС переговоры на этот счет», — сказала заместитель директора департамента развития МСП и конкуренции Минэкономразвития РФ Олеся Тетерина.

Особенно негативно факт несоответствия ОКВЭД иногда сказывался на социальном предпринимательстве в регионах. Например, не смогла получить субсидию от государства бригада глухонемых строителей из Калининграда.

«Формально они являются производителями штукатурки, а не строителями, по формальным признакам не подошли и остались без денег, — заявила Юлия Жигулина, исполнительный директор фонда «Наше будущее».

«ОКВЭД иногда действительно является барьером для получения социальными предпринимателями государственной помощи. Надо исправить все недочеты на федеральном уровне, этим мы займемся в ближайшее время», — заявил первый заместитель председателя Комиссии Общественной палаты РФ по развитию экономики и корпоративной социальной ответственности Евгений Нифантьев.

В заключение дискуссии представители Общественной палаты РФ предложили предпринимателям и представителям власти объединить усилия для выработки совместных инициатив. Речь идет о мерах, заложенных в нацпроект «Развитие малого и среднего предпринимательства». В настоящее время в России действуют три уровня фискальной нагрузки. Первый — это льготные режимы для малых предприятий, второй — это уровень налогообложения для предприятий среднего звена, у которого есть свой льготный режим по оплате страховых взносов, и, наконец, это крупный бизнес, у которого льгот по налогам вообще нет. Если проанализировать переход из одного уровня фискальной нагрузки в другой, то можно убедиться, что между ними пропасть, которую не каждый может преодолеть, говорит Евгений Нифантьев.

«У нас в стране официально зарегистрировано более двух миллионов юрлиц, а средних предпринимателей всего 17 тысяч, то есть становиться крупным предприятием невыгодно, а выгоднее открыть еще одно юрлицо и продолжать платить налоги в льготном режиме. Мало кто из предпринимателей идет на общую систему налогообложения с первого этапа. Надо сглаживать режим! Надо развивать культуру налогоплательщика. Когда предприниматель применяет льготный режим налогообложения, он, по сути, недоплачивает в бюджет. Лучше сгладить налоговый режим, из оплаченных предприятиями налогов выдавать субсидии нуждающимся предпринимателям, чтобы последние чувствовали, что государство идет навстречу и из оплаченных им же налогов помогает бизнесу развиваться. Эти предложения будут оформлены и представлены в федеральное правительство после ряда необходимых обсуждений и консультаций с экспертами», — заявил Нифантьев.

[embedded content]

Источник: Общественная палата

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.