Новости Политика Справедливая Россия

Михаил Емельянов и Олег Шеин о законопроекте о Правительстве РФ

Михаил Емельянов и Олег Шеин о законопроекте о Правительстве РФ

13 октября Государственная Дума приняла проект федерального закона № 1024645-7 «О Правительстве Российской Федерации». С докладом выступил официальный представитель Президента Российской Федерации, председатель Комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. Вопросы докладчику задали Михаил Емельянов и Олег Шеин. От фракции «СР» выступил Михаил Емельянов.

 Олег Шеин:

– Уважаемый Павел Владимирович, в соответствии с предлагаемой нормой предусмотрено, что парламент рассматривает внесенные кандидатуры на должности министров, заместителей министров в течение недели. Мы прекрасно понимаем, что, скорее всего, кандидатуры будут вноситься одновременно или, по крайней мере, во временной промежуток достаточно сжатый.

Не находите ли вы, что недельный срок рассмотрения кандидатур министров в связи с тем, что каждый из них должен докладывать свою позицию по содержательной повестке, отвечать на вопросы, срок невероятно сжатый, не позволяющий Госдуме принять рациональное решение?

Павел Крашенинников:

– Вы знаете, этот недельный срок установлен для Госдумы в Конституции, и мы здесь его проецируем, в отличие, например, от Совета Федерации, где консультации, и там этот срок может быть как-то подвинут, и мы сейчас эту тему обсуждаем, пока это тоже недельный срок.

Я думаю, что для нас недельный срок вполне допустим. Ну, если мы беспокоимся насчет там каких-то каникул, я думаю, что здесь ничего страшного нет, мы будем вызваны из отпусков и в течение недели вполне можем посмотреть всех кандидатов и принять соответствующее решение. Я считаю, что за этот срок и комитеты способны рассмотреть, и фракции и принять решение здесь, в Государственной Думе.

Михаил Емельянов:

– Уважаемый Павел Владимирович!

В статье 12 пункте 4 законопроекта сказано, что Президент осуществляет руководство деятельностью федеральных министерств и иных федеральных органов исполнительной власти непосредственно или через федеральных министров. Как через федеральных министров, понятно.

А что значит непосредственно? Он что, может заменять министра в каких-то случаях, заниматься распорядительной деятельностью, раздавать команды, указания и так далее? Это что здесь – неточность формулировки или всё-таки предполагается непосредственное управление? Тогда нужно перечитать, в каких случаях. Это очень серьёзное полномочие Президента, дополнительное.

Павел Крашенинников:

– Да, Михаил Васильевич, совершенно точно. Это, кстати говоря, один вопрос вытекает из другого. Здесь как раз речь идёт о тех министерствах и федеральных органах исполнительной власти с так называемой «звёздочкой», которые обозначены в структурах федеральных органов исполнительной власти, которые непосредственно подчиняются Президенту. И в данном случае кроме назначения Президент утверждает положение о конкретном министерстве или о конкретном федеральном ведомстве. Ну, допустим, я не знаю, что вам больше нравится: Федеральная служба исполнения наказания утверждает конкретную численность и так далее, и так далее, и осуществляет непосредственно руководство. Это так.

Здесь, кстати говоря, ничего нового нет. Эти ведомства с условным названием «со звёздочкой» или, силовики, как хотите, они всегда существовали и существуют. Здесь очень чётко и подробно это всё урегулировано, что, на мой взгляд, лишает двусмысленности. И здесь вот эта процедура, она, на мой взгляд, блестяще расписана, и мне кажется, это как раз большой плюс.

Выступление Михаила Емельянова:

– Уважаемый Александр Дмитриевич (Жуков, Первый заместитель Председателя ГЛ – Прим. ред.)! Уважаемые коллеги!

Наша фракция поддерживала поправки в Конституцию, которые предложила рабочая группа и Президент, мы будем поддерживать и те законопроекты, которые развивают эти поправки конституционные в текущем законодательстве, в частности, закон «О Правительстве».

Безусловным его плюсом является то, что расширяется роль парламента и его влияние на формирование Правительства, на его кадровый состав, персональный состав. Здесь важен даже не сам объем, скажем, расширения, а та тенденция, которая заложена в этой поправке. Это то политическое основание, на основе которого мы и поддерживаем данный законопроект. Вместе с тем законопроект очень важен, и очень хотелось бы, чтобы с точки зрения юридической техники он тоже был совершенен.

Вот в этой области есть определенные замечания.

Так, в статье 1, пункте 2 перечисляются предметы ведения Правительства, но в этом перечне мы не найдем экономическое развитие, безопасность, финансы, оборону и так далее. То есть возникает вопрос: или перечень должен быть полный, или его, вообще, можно исключить, потому что, собственно, предметы ведения Правительства определяются Конституцией, статьями 71 и 72, там, где говорится о предметах ведения Российской Федерации. И важнее определить не предметы ведения, а полномочия. Кстати, полномочия довольно подробно расписаны в данном законопроекте, претензий с этой точки зрения нет. Надо ли указывать предметы ведения?

Эта роль Правительства в системе публичной власти, о чём говорится в 1-й статье, определяется не столько предметами ведения, сколько характером деятельности, именно исполнительно-распорядительным характером деятельности Правительства. Целесообразно дать определение самого Правительства в этом законе, потому что закон о Правительстве есть, а определение, что такое Правительство Российской Федерации в законопроекте отсутствует, и подчеркнуть его роль как органа управления общей компетенции, занимающегося исполнительно-распорядительной деятельностью, на наш взгляд, очень важно.

Также вызывает сомнение само название 1-й статьи, как «Исполнительная власть», а исполнительной власти опять же определения не дается, делается попытка определить систему исполнительной власти, перечисляются федеральные органы, скажем, такие органы исполнительной власти, как органы власти субъектов Российской Федерации в этом перечне отсутствуют.

То есть, совершенно очевидно, что система неполна.

Далее пойдем. Правовые основы деятельности Правительства. Перечисляются: Конституция, федеральный закон, законы, указы Президента, но отсутствуют акты самого Правительства. Между тем, Правительство действует и на основе Регламента, который принимает само Правительство, и на основе положения об аппарате Правительства, то есть, совершенно очевидно, что в правовую основу должны быть включены соответствующие нормативные акты самого Правительства.

Далее ограничения, которые налагаются на членов Правительства. Перечисляется, что они не могут быть сенаторами, депутатами Госдумы, депутатами законодательных органов субъектов Федерации. Но я не нашёл упоминания о муниципальных органах власти. Что, они могут быть депутатами органов местного самоуправления? Но это нелогично. Видимо, это тоже надо указать.

Также среди ограничений существует такое ограничение, как запрет заниматься творческой, научной деятельностью в случае, если эта деятельность финансируется исключительно на средства иностранных государств. Возникает вопрос: а если не исключительно? Если, скажем, из бюджета государства получает 10 рублей, а тысячу долларов из иностранных фондов, член Правительства уже может заниматься научной и творческой деятельностью в этих фондах? Опять же это очевидная лазейка, которую надо прикрыть.

Также в законопроекте не найдём, как принимаются решения Правительством, как принимаются решения президиумом Правительства. Мы найдём там – большинство от общего числа присутствующих.

Что касается самого Правительства, то упоминания об этом нет, есть только упоминание о том, что Председатель Правительства имеет какое-то преимущество при принятии решений, но какое – опять же непонятно. Поэтому, поддерживая в целом закон, хотелось бы, чтобы он был более чист с точки зрения юридической техники. И мы готовы вместе с авторами поработать и исправить те недочёты, которые обнаружены. Спасибо.

Источник: Справедливая Россия

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.