Общественная палата Общество

«Мы хотим получать максимум информации, которую операторы могут дать для определения местоположения человека» — Григорий Сергеев

Эксперты ОП РФ предложили доработать законопроект о сведениях, передаваемых оператором связи, о пропавших людях

«Мы хотим получать максимум информации, которую операторы могут дать для определения местоположения человека» — Григорий Сергеев

В Общественной палате РФ 7 октября прошла общественная экспертиза проекта Федерального закона №546865-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в части уточнения сведений, передаваемых оператором связи).

По 180 тысяч человек пропадало в России в 2018 и 2019 годах, по данным МВД России, поделился член Комиссии Общественной платы РФ по делам молодежи, развитию добровольчества и патриотическому воспитанию, председатель добровольческого поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» Григорий Сергеев. Рассматриваемый законопроект прямо влияет на возможность обеспечить право граждан на жизнь и спасение, заявил он.

«Пока мы будем обсуждать эту проблему, в России пропадет больше 40 человек, у 20 из них будут с собой мобильные телефоны, и их спасение зависит от наличия или отсутствия закона, который мы обсуждаем. Но, по нашему мнению, он нуждается в корректировке», — пояснил член ОП РФ.

, член Комиссии Общественной платы РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций, обратила внимание, что на мероприятии нет представителей ведомств, чью деятельность законопроект напрямую затрагивает. Проблема пропажи людей, особенно детей и недееспособных граждан, стоит очень остро, а законопроект нуждается в существенной доработке и широком общественном обсуждении с участием всех субъектов оперативно-разыскной деятельности, настаивает общественница.

Екатерина Мизулина указала, что текст законопроекта и пояснительная записка к нему существенно расходятся как в содержательной части, так и в части декларируемых целей и задач. В частности, поясняет Мизулина, субъекты оперативно-разыскной деятельности будут иметь право на получение информации о местонахождении абонента. При этом в законопроекте разведены сведения об абоненте и его соединениях, а по действующим нормам, субъекты оперативно-розыскной деятельности имеют право узнавать сведения и о местонахождении абонента, и о его соединениях.

«Зачем сужать возможность работы, например уголовного розыска, и не повлияет ли это на работу по борьбе с преступностью?» — задается вопросом член ОП РФ.

Еще одна болевая точка законопроекта, которую отметили эксперты, — вопрос отмены судебного решения на получение таких сведений, говорит Мизулина, что может вызвать общественный резонанс: граждан волнует проблема защиты и возможной утечки персональных данных, а также возможные злоупотребления тех, в чьем распоряжении эти данные окажутся. Екатерина Мизулина убеждена, что в этой части законопроект нуждается в доработке, более того, необходимо вносить соответствующие изменения в закон об оперативно-розыскной деятельности, закон о связи, Уголовно-процессуальный кодекс и иные федеральные законы.

«Решение проблемы пропажи людей не может сводиться только к использованию мобильного устройства, — уверена Екатерина Мизулина. — Важно говорить о профилактических мерах, важно людей обучать, рассказывать о базовых правилах. Если люди идут в лес, то они должны уметь пользоваться компасом, знать, что при себе нужно иметь спички, теплую одежду и т. д. К профилактической составляющей более широко должно подключиться и МЧС».

Состояние оборудования операторов сотовой связи и технические возможности поисковиков — также проблема, вызывающая вопросы экспертов. Хотя теоретически местоположение абонента можно определить при помощи триангуляции по трем базовым станциям, на практике с этим возникают проблемы.

По словам руководителя ВПСО «Ангел» Александра Михайлова, если в городах точность определения координат достигает радиуса 30 метров, то на просторах страны, особенно в условиях сложного рельефа и лесистой местности, речь идет о десятках километров. Доступ к этим данным напрямую зависит от того, есть ли у руководителя поисковой операции нормальное взаимодействие с «большой тройкой».

«Тяжелый поиск, лесные массивы превращают все наши операции не в спасательные, а в поисковые, когда живых уже не найдешь из-за отсутствия такого взаимодействия», — констатирует эксперт.

А ведь технические устройства, позволяющие точно находить пострадавших и поддерживать связь между спасательной группой и спасаемым вне зоны покрытия сотового оператора, разрабатываются в стране с 2015 года. Такие комплексы покрывают до 1,5 километра с земли и до трех километров с вертолета, но действующее законодательство не предусматривает их применение в поиске пропавших людей, говорит Александр Михайлов. При наличии такого оборудования пострадавшие будут звонить на единый номер 112, что существенно сократит время поиска, убежден он.

«Важно отразить в законе применение специальных технических средств. Недостаточно только лишь ждать точных данных от операторов связи», — поддержал эксперта Григорий Сергеев.

Эксперты озвучили предложение операторам сотовой связи: при передаче данных геолокации требуется согласие абонента, что в случае его пропажи становится невозможным. Выходом может стать заранее прописанный в пользовательском соглашении пункт о том, что если человек терпит бедствие, то такое согласие не требуется. Кроме того, они предложили добавить в формулировки законопроекта понятия «беспомощное состояние», «риск для жизни и здоровья человека».

Свое отношение к законопроекту изложили и представители операторов связи, которые в целом поддержали инициативу и согласились, что человек сам должен определять, кому передавать личные сведения. Но они настаивают на том, что в законопроект необходимо внести уточнение: доступ к данным сотового оператора без решения суда может быть получен только в одном случае — для поиска пропавших людей.

«Нам очень нужен закон, в котором будут специальные технические средства, в котором будут подзаконные акты, в котором будут прописаны технические возможности операторов — мы хотим получать максимум той информации, которую сотовые операторы могут дать для определения местоположения человека. Это позволит значительно “порезать” зону поиска по сравнению с тем, что мы имеем на сегодняшний день», — подытожил Григорий Сергеев.

Источник: Общественная палата

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.