«Безопасность 2.0»: тревожит развитие онлайн сообществ, посвященных бойне в школе Колумбайн
Общественная палата Общество

«Безопасность 2.0»: тревожит развитие онлайн сообществ, посвященных бойне в школе Колумбайн

Первые данные мониторинга по теме насилия в сети озвучены в Общественной палате РФ

«Безопасность 2.0»: тревожит развитие онлайн сообществ, посвященных бойне в школе Колумбайн

По данным мониторингового центра «Безопасность 2.0», работающего при Общественной палате с января нынешнего года, чаще всего группы, содержащие опасный контент, появляются в соцсети «Вконтакте» и на YouTube. Число активных участников таких групп — 11269 человек, сообщила председатель Комиссии ОП РФ по развитию общественной дипломатии, гуманитарному сотрудничеству и сохранению традиционных ценностей Елена Сутормина на пресс-конференции в «Парламентской газете».

«Мы прекрасно понимаем, что Роскомнадзор, МВД и другие структуры в силу целого ряда объективных причин не могут в одиночку работать в информационном пространстве, особенно с задачей оперативного мониторинга, — сказала Елена Сутормина. — Ведь это огромные и неструктурированные массивы данных, часто подвижные и изменчивые техзадания и особенности сбора информации. На общественном уровне мы можем использовать наши связи с вузами, научными и исследовательскими центрами, молодежными журналистскими коллективами, чтобы оперативно исследовать те или иные знаковые сетевые тренды», — пояснила она.

При этом она отметила, что наряду с закрытием опасных и предположительно преступных групп крайне важно отслеживать (что является прямой задачей профильных силовых органов) дальнейшие перемещения аудитории и администрации.

«В целом ряде сообществ мы сразу фиксируем перечень запасных групп, каналы в мессенджерах и иные способы связи на случай закрытия. Кто эти люди-администраторы, почему они так упорно вновь и вновь якобы для исследовательского интереса воскрешают паблики о насилии и его „рецептах“»? — задалась вопросом общественница.

«Целевая аудитория, оказавшаяся заинтересованной в вопросах подросткового насилия, разделена нами на две группы: зрители и потенциальные участники насилия. Когда речь идет именно про зрителей, то тут приходится говорить об очень серьезном резонансе, вызванном ЧП, происходившими в ряде российских регионов за последнее время. Видео, обзоры к ним, комментарии имеют десятки и сотни тысяч просмотров. Есть целое направление, когда другие подростки делают свой монтаж реальной драки — например, добавляют свои комментарии и распространяют в сети», — рассказала Елена Сутормина, с сожалением констатировав и востребованность абсолютно постановочных, но не менее жестоких форматов.

«Совершенно отдельная тема — развитие сообществ вокруг происшествия в школе Колумбайн 1999 года. Видимо, в силу целого ряда причин и трагическо-романтического ореола вокруг двух несовершеннолетних преступников Эрика Харриса и Дилана Клиболда, устроивших бойню в обыкновенной школе штата Колорадо, эта тема продолжает спустя почти двадцать лет беспокоить несовершеннолетних. Есть в сети какие-то планы и стратегии нападения на образовательное учреждение, соответствующий птичий, почти шпионский язык для своих: черный плащ (их носили преступники, устроившие Колумбайн), KMFDM (одна из любимых музыкальных групп Харриса и Клиболда), комбайны (созвучно Колумбайн), „рябиновая водка“ и другие кодовые слова и аббревиатуры», — добавила она.

По ее словам, очень важный момент, о котором надо сказать публично, — это появление и фиксация темы school shooting.

«Выявлен целый ряд случаев, когда подростки в открытых источниках пишут, что увлекаются так называемым скулшутингом, то есть стрельбой в школе из огнестрельного оружия (!). На этом фоне особенно тревожным выглядит якобы исследовательское внимание к подробностям совершения подобных преступлений. Мы, несомненно, обратим внимание наших коллег из силовых органов на данные тренды, приведем документальные примеры, заметные в открытых источниках», — заверила Елена Сутормина.

Подводя итоги, она обозначила наиболее актуальные проблемы и соответствующие задачи: это развитие психологической помощи и превентивной работы с группами риска, адресная превентивная работа по лидерам и администраторам сомнительных сообществ, совершенствование механизмов мониторинга и противодействия распространению опасного контента, а также координация общественных структур и профильных государственных ведомств.

«Мы открыты к сотрудничеству со всеми заинтересованными структурами и специалистами в вопросах в рамках проекта „Безопасность 2.0“. Обращайтесь к нам в Комиссию Общественной палаты РФ», — заключила глава Комиссии.

Источник: Общественная палата

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.